Добро пожаловать!

Проект «История России в фотографиях» — это собрание фотоснимков, сделанных на территории России в течение почти полутора веков: с 1840 по 1999 год. В него входят фотографии на разные темы из музейных архивов и личных коллекций.

Рассматривайте снимки, создавайте выставки и делитесь фотографиями из домашних альбомов — давайте вместе составлять фотолетопись страны.

Проект разработан при поддержке Яндекса и Министерства культуры Российской Федерации.

Дворник на проспекте Ленина, 1968 год, Грузинская ССР, г. Тбилиси. Наверное, его знал весь Тбилиси.
Интеллигентка, 1968 год, Грузинская ССР. Сразу видно, что не ткачиха с фабрики, а «потомок». Чувство собственного достоинства, презрение к тяготам жизни при «этой власти» – вот что такое грузинская женщина. Так тогда показалось автору.
Бабушка и внучек, 1968 год, Грузинская ССР, г. Тбилиси. Вот так и растут «крепкие грузинские парни».Выставка «Бабушки и дедушки: опыт, мудрость и любовь» с этим снимком.
«Серьезное дело», 1969 год, г. Ярославль. Эти уж точно ничего и никого вокруг не замечали, не то, что фотографа!
«Солянка сверху», март 1969, г. Москва. Начало весны. Малая родина автора – Большой Ивановский переулок.
С работы, 1969 год, г. Москва. Общественный транспорт вечером, все едут домой.Выставки «Жизнь в дороге» и «Когда мы ездили без масок» с этой фотографией.
Дочь рыбака, 1970 год, Карельская АССР, Кенозеро. Снимок врасплох. А потом, когда она увидела, что ее снимают – улыбнулась и приосанилась. Но это – уже второй кадр.
Улица Фонтанка, 1970-е, г. Ленинград. Ошеломление городом, который весь не «снаружи», как Москва, а «внутри».
«Глава семьи», 1970 год, г. Москва. Прикидываешься, что сломался аппарат, и снимаешь «в упор». А иначе нельзя – «шпион» и все – как положено.
Во дворе на Литейном, 1970-е, г. Ленинград. Странный это город, особенно для москвича, когда в первый раз!
Баскетбол, 1970-е, г. Москва. Двор на Пятницкой улице. Это они стул-корзину прилаживают к стене. Во всех дворах так играли. Потом старые стулья и дворы кончились, а в команды мастеров стали приглашать американцев.
Колбасный магазин, 1970-е, г. Москва. Знаменитый колбасный «микояновский» магазин, куда съезжались со всех вокзалов. Несколько часов в очереди, и сырокопченое счастье – в руках. Теперь колбасы полно, а магазин торгует одеждой.
Ленинградская Венера, 1970-е, г. Ленинград. Яша Цукерман, потом легендарный издатель первой еврейской газеты «Народ мой», завел автора в какой-то двор и сказал: «Смотри!», а сам уселся на ящик отдохнуть. Чего еще желать!
Коренные москвичи, 1970-е, г. Москва. Набережная «канавы», протоки Москва-реки. Это Балчуг, где стояла старая дешевая гостиница. Снесли, теперь там «5 звезд».
Механик Юлий Иванов, 1970-е, г. Москва. Этот человек умел все – от починки электронного микроскопа до изготовления горнолыжного подъемника. В 80-х умер от гангрены сосудов, не дождавшись очереди на операцию.
Мостик, 1970-е, Московская обл.. Идешь на воскресную прогулку по лесам, а тебе – бац! Туман, фигуры, изгиб дороги… А потом всю жизнь и живешь с этой картинкой.
Лошади, 1970 год, Карельская АССР. Эти их лошадиные разговоры «о главном».Выставка «Карелия. Спокойная красота чистого сердца» с этой фотографией.
Кухонная дискуссия. Валера Баумштейн, Боря Гусев, Эдя Аргал, 1960-е. 60-е годы. При бутылках было четверо, я отошел – снимать. Все выпито и съедено, пора и о главном поговорить. Московская кухня в действии. В рюмках и тарелках прекрасно ощущается меню.Выставка «Разговоры на кухне» с этой фотографией.
Сапожница, 1971 год, Украинская ССР, г. Кременчуг. Мастерская у вокзала, где было гетто. Автора застукали: «Это шпион!» Разобрались. «Нет, у шпионов не бывает часов «Победа» – это возразил тот, кто в носках. Умный человек, сразу видно. Отпустили.
«Валера», 1971 год. Лица практически не видно. Но характер – весь ощущается. Не всегда нужно все детали, – блеск зрачков там, складка губ. Для ощущения – не обязательно. Это же не паспортный стол или глянцевый журнал.
Женские судьбы, 1972 год, г. Чебоксары. А вот им в нашей «богоспасаемой» – труднее всего.
Чайхана, 1972 год, Узбекская ССР, г. Ташкент. Никогда не знаешь – перед тобой действительно мудрец, или на Востоке у всех стариков такие спокойные и значительные лица? В России все видно сразу.
Капитан в Новгороде, 1977 год. Почему они все какие-то очень надежные, а?
В метро, 1977 - 1979, г. Москва. Где хорошо думать о своем – так это в метро. Шум, никому ты не нужен, все заняты собой.Выставка «Жизнь в дороге» с этой фотографией. 
Мастер, 1978 год. Есть еще и литература, дело это серьезное, а при непомерной близорукости – отчасти и героическое. Но это – на наш взгляд. Для него – это просто жизнь.
Бабушка и внучка, 1980 год, г. Москва. Метро. Каждая в «себе», и обе – вместе.Выставки: «Возраст мудрости», «Жизнь в дороге», «Бабушки, дедушки и внуки» с этой фотографией.
Арбатский переулок, 1960-е, г. Москва. Теперь таких двориков уже не увидать. Застроили и заселили – сначала цековскими, а потом и «новыми русскими». Москва терпит.
Комната холостяка, 1960-е, г. Москва. Мама уехала отдыхать, убирать неохота.
«Бдящее око», 1960-е, г. Москва. Наблюдает и все про всех знает. Комната  была устроена из подворотни дома № 1/2. «Всюду жизнь!»
Читающий народ, 1960-е, г. Москва. Метро. А где же еще читать – не дома же, в коммуналках! Тем более, свежие газеты – например, что нового на Пленуме ЦК КПСС!Выставки «Жизнь в дороге» и «Когда мы ездили без масок» с этой фотографией.
Автопортрет, 1962 год
«Три товарища», 1962 год, г. Москва. Все жили в коммуналках, а судьбы этих трех все равно угадываются. Интересно, как все повернулось на самом деле.
Ночное кафе, 1962 год, г. Москва. Только в молодости, увидев силуэты вечеринки за стеклом в каплях, можно бежать через весь город за фотоаппаратом и штативом, мокнуть ночью, порвать пленку при перемотке и все-таки  отпечатать последний кадр.
Семечки, 1963 год, г. Москва. Рынок на площади Павелецкого вокзала. Потом там был сквер с камнем в честь Паровоза, который вез Ленина. Скоро опять будет, но не  просто рынок, а  «многофункциональный, понимаешь, торговый центр». Без всяких, там, семечек.
Новый год в НИИ, 1963 год, г. Москва. Тогда и небо было голубее, и девушки красивее и моложе. Теперь вообще-то так же, но только не для нас!
Двор на Пятницкой, 1963 год, г. Москва. Выставка «Лужа» с этой фотографией.Один из самых моих ранних снимков подворотен. Как–то я снял ту же подворотню. Ничего не изменилось, лужа на месте, только дерево из деревца превратилось в деревище. Я тоже не помолодел, все идет правильным путем.
Двор на Трубной площади, ноябрь 1964, г. Москва. Ноябрьские праздники. Обглоданные временем кирпичи московского центра. Дворы. Нищета. Но – молодость, хорошее время!
Полдень в Ростове, 1965 год, г. Ростов. А женщины все куда-то спешат. На них все и держится.
Ростовские купола, 1965 год, г. Ростов. Время неподвижно, мужики тоже. Купола – вечны.
Зонтики, 1965 год, г. Москва. Снимать через капли лобового автобусного стекла – не было фотографа, который бы устоял и не снял. А дальше – «как карта ляжет».Выставка «"Серебряный век" поэзии про осень» с этой фотографией.
Дворник на проспекте Ленина. 1968 год. «Наверное, его знал весь Тбилиси».
Дворник на проспекте Ленина
1968 год
Дашевский Михаил
Интеллигентка. 1968 год. Грузинская ССР. «Сразу видно, что не ткачиха с фабрики, а "потомок". Чувство собственного достоинства, презрение к тяготам жизни при "этой власти" – вот что такое грузинская женщина. Так тогда показалось автору».
Интеллигентка
1968 год
Дашевский Михаил
Бабушка и внучек. 1968 год. «Вот так и растут "крепкие грузинские парни"».
Бабушка и внучек
1968 год
Дашевский Михаил
«Серьезное дело». 1969 год. Ярославль. «Эти уж точно ничего и никого вокруг не замечали, не то, что фотографа!»
«Серьезное дело»
1969 год
Дашевский Михаил
«Солянка сверху». Март 1969 года. Москва. «Начало весны. Малая родина автора – Большой Ивановский переулок».
«Солянка сверху»
март 1969
Дашевский Михаил
С работы. 1969 год. Москва. «Общественный транспорт вечером, все едут домой».
С работы
1969 год
Дашевский Михаил
Дочь рыбака. 1970 год. Карельская АССР, Кенозеро. «Снимок врасплох. А потом, когда она увидела, что ее снимают – улыбнулась и приосанилась. Но это – уже второй кадр».
Дочь рыбака
1970 год
Дашевский Михаил
Улица Фонтанка. 1970-е. «Ленинград. Ошеломление городом, который весь не "снаружи", как Москва, а "внутри"».
Улица Фонтанка
1970-е
Дашевский Михаил
«Глава семьи». 1970 год. Москва. «Прикидываешься, что сломался аппарат, и снимаешь "в упор". А иначе нельзя – "шпион" и все – как положено».
«Глава семьи»
1970 год
Дашевский Михаил
Во дворе на Литейном. 1970-е. Ленинград. «Странный это город, особенно для москвича, когда в первый раз!»
Во дворе на Литейном
1970-е
Дашевский Михаил
Баскетбол. 1970-е. Москва. «Двор на Пятницкой улице. Это они стул-корзину прилаживают к стене. Во всех дворах так играли. Потом старые стулья и дворы кончились, а в команды мастеров стали приглашать американцев».
Баскетбол
1970-е
Дашевский Михаил
Колбасный магазин. 1970-е. Москва. «Знаменитый колбасный "микояновский" магазин, куда съезжались со всех вокзалов. Несколько часов в очереди, и сырокопченое счастье – в руках. Теперь колбасы полно, а магазин торгует одеждой».
Колбасный магазин
1970-е
Дашевский Михаил
Ленинградская Венера. 1970-е. «Яша Цукерман, потом легендарный издатель первой еврейской газеты "Народ мой", завел автора в какой-то двор и сказал: "Смотри!", а сам уселся на ящик отдохнуть. Чего еще желать!»
Ленинградская Венера
1970-е
Дашевский Михаил
Коренные москвичи. 1970-е. «Набережная "канавы", протоки Москва-реки. Это Балчуг, где стояла старая дешевая гостиница. Снесли, теперь там "5 звезд"».
Коренные москвичи
1970-е
Дашевский Михаил
Механик Юлий Иванов. 1970-е. Москва. «Этот человек умел все – от починки электронного микроскопа до изготовления горнолыжного подъемника. В 80-х умер от гангрены сосудов, не дождавшись очереди на операцию».
Механик Юлий Иванов
1970-е
Дашевский Михаил
Мостик. 1970-е. Московская область. «Идешь на воскресную прогулку по лесам, а тебе – бац! Туман, фигуры, изгиб дороги… А потом всю жизнь и живешь с этой картинкой».
Мостик
1970-е
Дашевский Михаил
Лошади. 1970 год. Карельская АССР. «Эти их лошадиные разговоры "о главном"».
Лошади
1970 год
Дашевский Михаил
Кухонная дискуссия. Валера Баумштейн, Боря Гусев, Эдя Аргал. 1960-е. «При бутылках было четверо, я отошел – снимать. Все выпито и съедено, пора и о главном поговорить. Московская кухня в действии. В рюмках и тарелках прекрасно ощущается меню».
Сапожница. 1971 год. «Мастерская у вокзала, где было гетто. Автора застукали: "Это шпион!" Разобрались. "Нет, у шпионов не бывает часов "Победа" – это возразил тот, кто в носках. Умный человек, сразу видно. Отпустили».
Сапожница
1971 год
Дашевский Михаил
«Валера». 1971 год. «Лица практически не видно. Но характер – весь ощущается. Не всегда нужно все детали, – блеск зрачков там, складка губ. Для ощущения – не обязательно. Это же не паспортный стол или глянцевый журнал».
«Валера»
1971 год
Дашевский Михаил
Женские судьбы. 1972 год. «А вот им в нашей "богоспасаемой" – труднее всего».
Женские судьбы
1972 год
Дашевский Михаил
Чайхана. 1972 год. «Никогда не знаешь – перед тобой действительно мудрец, или на Востоке у всех стариков такие спокойные и значительные лица? В России все видно сразу».
Чайхана
1972 год
Дашевский Михаил
Капитан в Новгороде. 1977 год. «Почему они все какие-то очень надежные, а?»
Капитан в Новгороде
1977 год
Дашевский Михаил
В метро. 1977–1979 годы. «Где хорошо думать о своем – так это в метро. Шум, никому ты не нужен, все заняты собой».
В метро
1977 - 1979
Дашевский Михаил
Мастер. 1978 год. «Есть еще и литература, дело это серьезное, а при непомерной близорукости – отчасти и героическое. Но это – на наш взгляд. Для него – это просто жизнь».
Мастер
1978 год
Дашевский Михаил
Бабушка и внучка. 1980 год. «Москва. Метро. Каждая в "себе", и обе – вместе».
Бабушка и внучка
1980 год
Дашевский Михаил
Арбатский переулок. 1960-е. Москва. «Теперь таких двориков уже не увидать. Застроили и заселили – сначала цековскими, а потом и "новыми русскими". Москва терпит».
Арбатский переулок
1960-е
Дашевский Михаил
Комната холостяка. 1960-е. «Мама уехала отдыхать, убирать неохота».
Комната холостяка
1960-е
Дашевский Михаил
«Бдящее око». 1960-е. Москва. «Наблюдает и все про всех знает. Комната была устроена из подворотни дома № 1/2. "Всюду жизнь!"»
«Бдящее око»
1960-е
Дашевский Михаил
Читающий народ. 1960-е. Москва. «Метро. А где же еще читать – не дома же, в коммуналках! Тем более, свежие газеты – например, что нового на Пленуме ЦК КПСС!»
Читающий народ
1960-е
Дашевский Михаил
Автопортрет. 1962 год.
Автопортрет
1962 год
Дашевский Михаил
«Три товарища». 1962 год. Москва. «Все жили в коммуналках, а судьбы этих трех все равно угадываются. Интересно, как все повернулось на самом деле».
«Три товарища»
1962 год
Дашевский Михаил
Ночное кафе. 1962 год. Москва. «Только в молодости, увидев силуэты вечеринки за стеклом в каплях, можно бежать через весь город за фотоаппаратом и штативом, мокнуть ночью, порвать пленку при перемотке и все-таки отпечатать последний кадр».
Ночное кафе
1962 год
Дашевский Михаил
Семечки. 1963 год. Москва. «Рынок на площади Павелецкого вокзала. Потом там был сквер с камнем в честь Паровоза, который вез Ленина. Скоро опять будет, но не просто рынок, а "многофункциональный, понимаешь, торговый центр". Без всяких, там, семечек».
Семечки
1963 год
Дашевский Михаил
Новый год в НИИ. 1963 год. Москва. «Тогда и небо было голубее, и девушки красивее и моложе. Теперь вообще-то так же, но только не для нас!»
Новый год в НИИ
1963 год
Дашевский Михаил
Двор на Пятницкой. 1963 год. Москва. «Один из самых моих ранних снимков подворотен. Как–то я снял ту же подворотню. Ничего не изменилось, лужа на месте, только дерево из деревца превратилось в деревище. Я тоже не помолодел, все идет правильным путем».
Двор на Пятницкой
1963 год
Дашевский Михаил
Двор на Трубной площади. Ноябрь 1964 года. Москва. «Ноябрьские праздники. Обглоданные временем кирпичи московского центра. Дворы. Нищета. Но – молодость, хорошее время!»
Двор на Трубной площади
ноябрь 1964
Дашевский Михаил
Полдень в Ростове. 1965 год. «А женщины все куда-то спешат. На них все и держится».
Полдень в Ростове
1965 год
Дашевский Михаил
Ростовские купола. 1965 год. «Время неподвижно, мужики тоже. Купола – вечны».
Ростовские купола
1965 год
Дашевский Михаил
Зонтики. 1965 год. Москва. «Снимать через капли лобового автобусного стекла – не было фотографа, который бы устоял и не снял. А дальше – "как карта ляжет"».
Зонтики
1965 год
Дашевский Михаил
1/40
Вы посмотрели выставку «Фотограф Михаил Дашевский (1935–2021)»
Вам понравилось?
6 Да 0 Нет
Спасибо!
Посмотреть еще раз
Другие фотовыставки
Фотограф Михаил Дашевский (1935–2021)
В 1958 году Михаил Аронович Дашевский окончил гидротехнический факультет в Московском инженерно-строительном институте им. В. В. Куйбышева (сейчас – НИУ МГСУ). Недолго работал на строительствах Сталинградской и Братской ГЭС, в течение сорока лет был научным сотрудником в строительном НИИ в Москве. «Я снимаю не события, а жизнь. Если удается уловить саму жизнь – не когда что-то происходит, а когда вообще ничего не происходит. Например, кто-то проводит время сам по себе, о чем-то задумавшись, или просто куда-то идет, то получается достоверно, без фальши. Поэтому мой жанр все же документальный, но импрессионизм – ведь меня это впечатлило, и я делюсь своим впечатлением». Под каждой фотографией в выставке – комментарий автора.